Logbook entry

Shynn Moro / 05 Jan 3305
Полёт Ангулемы. Глава 1.

- Тоже мне, оруженосец! - осклабился Ричер, почёсывая щетину на своей ухмыляющейся роже. Мария Мартинез-Баумгартнер поморщился, заметив его грязные поломанные ногти, и непроизвольно отодвинулся от простолюдина подальше.
- Оруженосец - это высокий титул в имперской аристократической иерархии! - заявил он. -  Теперь передо мной открываются широкие перспективы к карьерному росту в любой системе Империи! Я могу выбрать себе лучшего патрона...
- Да мне насрать! - гоготнул Ричер. - Пока вы, имперские ублюдки, меритесь друг с другом, у кого титул длиннее, мы просто делаем то, что хотим, и в гробу видели ваших патронов!
- У вас есть свои командиры! - огрызнулся Мария. - В конце концов, вы все служите Делэйну!
- Делэйн - это другое дело,  - вдумчиво сказал Ричер, после чего громко рыгнул. - Делэйн - он как батя нам, отец родной! Он сказал - мы сделали! А если ты попробуешь выбрать себе другого командира... Ха, тебе придётся для этого кого-то убить! Или убьют тебя. Ты знаешь, имперец, как Делэйн стал тем, кем он стал? Он убил бывшего командира Команды Кумо собственными руками. Только так это делается у нас. Только так, и не иначе. А вы? Сюси-пуси, рыцари-оруженосцы, выбрать себе патрона... тьфу на вас!
Мария скривился. Он не стал объяснять пирату, как работает пропаганда для низов - сервам и слугам в системах Империи рассказывали примерно те же сказки, что и рядовым бандитам в секторе Пегаса, с тем только отличием, что Император Арисса Лавиньи-Дюваль в них никого не убивала. По крайней мере, собственными руками. Если человек не понимает цену таким рассказам, он не заслуживает того, чтобы знать правду - простейший фильтр от дураков, с которым с раннего детства знаком любой благородный имперец. Больше того, Мария подозревал, что та информация, которую поставляют имперские службы новостей ему и его кругу, тоже не совсем соответствуют действительности - и, может быть, если нужные люди узнают о его подозрениях, его интеллект оценят ещё выше...
От наивных фантазий юного аристократа отвлекла человеческая фигура, появившаяся на экране видеокамеры в коридоре карантинных доков. Хотя карантина на станции на данный момент не было, зона всё равно являлась закрытой для посторонних, а патруль прошёл там буквально пять минут назад.
- Это ещё кто? - пробормотал Мария, жестом руки увеличивая изображение на экране. Нарушитель оказался девушкой с тонкими чертами лица и копной белых волос, зачёсанных назад.
- Миленькая, - сказал он, облизнувшись.
- Ага! Была лет двадцать назад, - гоготнул Ричер, приближая изображение ещё больше, так что на её лице, издалека казавшимся гладким, проступили едва заметные морщинки. Теперь Мария дал бы ей сорок с лишним - при условии, что это была обычная женщина. Если она была богата, с такой внешностью ей могло быть и сто. Но, судя по одежде и поведению, она вряд ли была богата. Мария разочарованно вздохнул.
- Кто она?
Вместо ответа Ричер включил громкую связь и рявкнул в микрофон:
- Ну здорово, детка! Давно тебя не видел! Целую неделю, кажется!
Женщина замерла на месте, огляделась по сторонам, обнаружив ближайшую камеру наблюдения, помахала перед ней рукой и ответила. Её слова донеслись из динамика в диспетчерской:
- Я бы ещё столько же тебя не видела, Ричер. Чего хотел?
Мария схватил микрофон и возмущённо выпалил:
- Как вы смеете так разговаривать с имперским диспетчером?! Кто вы и что вы делаете в карантинной зоне?! Назовите себя!
- О! Кто это тут у нас, новенький? - снисходительным тоном произнесла она, глядя прямо в камеру. - Я думала, меня все ваши знают.
Ричер грубо выхватил микрофон у Марии из рук и ответил:
- Да, очередной имперский выкормыш на мою шею. Оруженосец - прикинь!
Ричер паскудно рассмеялся. Женщина улыбнулась, а Мария почувствовал, что его уши пылают - так всегда бывало, когда он ощущал сильный гнев. Или стыд.
- Какого чёрта она находится в запретной зоне?! - крикнул Мария, пытаясь вложить в свой голос авторитет имперской власти. К сожалению, его голос сорвался на визг, поэтому желаемого эффекта достичь не удалось. Мария про себя отметил, что следует больше тренировать голос.
- Да это старушка Лия, - благодушно отозвался Ричер. - Она всё время туда ходит.
Видимо, микрофон всё это время оставался включённым, потому что женщина возмущённо заявила:
- Я тебе припомню эту "старушку", Ричер, в следующий раз, когда ты ко мне подкатывать вздумаешь!
- Да я ж любя, - осклабился бандит. - Но в самом деле, какого чёрта ты зачастила в карантин? Ничего с этим корытом не сделается.
- Ну да, конечно, не сделается! - отозвалась женщина. - В прошлый раз я обнаружила, что кто-то свинтил нижний блок эмиттеров. И параметры энергоблока постоянно плавают из-за отсутствия нормальной нагрузки. Мне надо активировать все системы, чтобы провести настройку уровней энергоотдачи. Так что я сегодня немного пошумлю. Конечно, ещё бы двигатели запустить...
- Ага, ага! - закивал Ричер. - Может быть тебя ещё и со станции выпустить? Размять крылышки? Ха!
Женщина криво ухмыльнулась, показала камере неприличный жест и пошла дальше по карантинному коридору.
- Что это всё значит? - растерянно спросил Мария.
- Да, старое дело, - махнул рукой Ричер. - В карантине стоит арестованная "Анаконда". Её хозяин в бегах, а Лия за ней присматривает. Лет шесть уже, поди. Ухаживает, как за больным ребёнком. Она раньше на ней ходила в дальний космос механиком, ещё с первым владельцем корабля. В общем - старая любовь. Потом корабль несколько раз менял хозяев и команду, и в конце концов оказался под арестом. А Лия в доке работала все эти годы. Вот и ходит теперь за ней присматривать. Ты её не трогай, она тётка хорошая. Может, познакомлю с ней как-нибудь.
Мария задумчиво уставился в экраны. Фигурка Лии в синем лётном комплекте прошла в сороковой ангар. Там женщина вручную запустила силовые агрегаты комплекса техобслуживания, после чего подошла к открытой рампе корабля и скрылась внутри. Через какое-то время корабль ожил: засветились прожектора, открылись теплообменники, засветились бледно-голубым светом дюзы главного двигателя - активировался прогрев реактивных приводов. Марии даже показалось, что он ощутил мелкую вибрацию пола, когда стартовал главный энергоблок корабля - сороковой ангар находился совсем рядом с диспетчерской, а "Анаконда" была фактически лёгким крейсером и обладала поистине огромной мощностью.
Щелкнул внутренний коммутатор, на голографическом индикаторе высветилось сообщение: "Вызов из Ангара 40, "Ангулема", класс "Анаконда"".
Мария пожал плечами и взял микрофон:
- Диспетчер.
- Ааа... Говорит "Ангулема". Диспетчер, будь другом, подними платформу в посадочный узел. Мне бы движки продуть.
Ричер скептически покачал головой, но не стал отбирать микрофон у Марии, лишь кивнул, мол, сам разбирайся.
- В подъёме платформы отказано, - жёстко ответил Мария. - Корабль "Ангулема" находится под арестом, расстыковочные процедуры запрещены.
- Слушай, диспетчер, - едва ли ласковым тоном заговорила Лия, - будь хорошим мальчиком, дай мне продуть движки. Я же не могу их в ангаре запустить, там все переборки давлением выдавит. А кораблю обслуживание необходимо.
- Не взудмайте запускать двигатели в ангаре! - рявкнул Мария, почувствовав, как на его спине выступает пот.
- Да я и не собиралась, - ответила женщина спокойно. - Но запустить их нужно, так что давай поднимай платформу. Давай, давай, я их уже прогрела. Там дел-то на пару минут.
Мария вопросительно взглянул на Ричера. Тот демонстративно сплюнул и взял в руку микрофон:
- Дорогуша, ну сколько можно? Мы уже много раз...
Внезапно Ричер издал крякающий звук и со всей силы врезался лицом в диспетчерский пульт, следуя импульсу, полученному от чёрного эластичного прута, мгновением раньше обрушившегося на его затылок. Мария от неожиданности едва не выпрыгнул из кресла, но твёрдая рука схватила его за плечо и удержала на месте.
- Поднимай платформу, мальчик, - произнёс грубый голос за спиной.
- Я...я...оруженосец Империи..., - забормотал Мария.
Раздался странный звук, словно кто-то ударил по листу металла и тут же накрыл его подушкой, и в следующий момент Мария обнаружил перед своим лицом лезвие клинка.
- Либо ты сам это сделаешь, либо...
Холодный металл прикоснулся к коже на шее Марии. Юный оруженосец сглотнул и активировал подъём платформы сорокового ангара.
- Так-то лучше, - сказал голос из-за спины. - А теперь ты поднимешь свою задницу и быстро пойдёшь со мной к выходу в посадочный узел.
Дальше всё было как во сне. Мария шел по коридору, спускался на лифте, потом, воспользовавшись его персональным допуском, они вышли в посадочный узел - огромный цилиндрический отсек станции, куда выходили все подъемные платформы ангаров, и в торце которого на оси вращения станции находился "почтовый слот" - щелевидный проём, ведущий прямо в открытый космос. Слот был перекрыт особым силовым полем, которое удерживало внутри посадочного узла воздух, но свободно пропускало космические корабли.
Всё время по пути сюда Мария осторожно косился на человека, взявшего его в заложники. Разглядеть его как следует не получалось, но Мария успел заметить страшный шрам, нездоровую кожу, неухоженную щетину на подбородке и кибернетические импланты вместо глаз - холодные и совершенно бездушные. В руках у мужчины был Холвианский клинок старой модели, тем не менее вполне эффективный.
Как назло, по пути не встретилось ни одного патруля. Мария машинально отметил, что нужно изменить схему патрулирования на более эффективную, но, получив очередной толчок в спину, был вынужден вернуться к текущим проблемам. Быстро спустившись по служебной лестнице на подъемную платформу, Мария оказался прямо перед готовой к старту "Анакондой".
Он ожидал, что похититель отпустит его здесь, но мужчина вновь толкнул Марию в спину, и он на подкашивающихся ногах поплёлся по рампе прямо в тёмное чрево корабля. Потом были тёмные, пахнущие пылью коридоры крейсера, потом мужчина запихнул Марию в какое-то боковое помещение, где было только противоперегрузочное кресло.
- Если не хочешь путешествовать в холодильнике, как раб, советую пристегнуться и не создавать нам проблем, - грубо сказал похититель, после чего дверь закрылась, а индикатор замка загорелся красным: капитанская блокировка. Дрожа всем телом, Мария забрался в противоперегрузочное кресло и затянул ремни. Почти сразу же тусклая лампа на потолке моргнула, корабль вздрогнул всем корпусом и заскрипел - полёт начался.

Do you like it?
8
Shiny!